Зомби среди нас
Главная
О сверхестественном
Галерея картинок
SMS-Астрология
sl
illust133.jpg
sp
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг TOP100 etop.ru - эротический рейтинг
lf
sp
lf

верхняя женская одежда больших размеров оптом Перейти в каталог. Перейти в каталог. Адрес: 111020, г. Москва, ул. Боровая д. 7 стр.
Комар-пискун против Человека разумного.
Оглавление
Комар-пискун против Человека разумного.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9





Image

Чтобы читателю стало понятно произошедшее в тот страшный день в городе К..., мы должны вернуться несколько назад во времени и перенестись в смешанные леса, простиравшиеся по суглинистым почвам области на сотни километров. Лесник Петр Ильич Понышкин, в болотных сапогах, брезентовых штанах, ветровке и шапке-ушанке, с двустволкой за плечом, шагал напролом через папоротники и прочий подлесок по широкому лосиному следу. Старое животное, прошедшее здесь не более получасу назад, волочило задние ноги, вспахивая землю копытами, и, хотя крови на листьях не было, Петр Ильич явственно различал, что оно смертельно ранено. Больше ничьих следов видно не было, и опытный лесник недоумевал, что же могло произойти. На браконьеров непохоже... Он спешил, надеясь застать сохатого еще живым.
Он нашел поверженного гиганта в кустах почти у самой обочины Боряевского тракта; казалось, умирающее животное из последних сил пыталось дойти до человека, словно надеясь на его помощь, но эти последние метры оказались для него роковыми. Его мосластые ноги судорожно подергивались. Влажные от пота живот и пах стали прибежищем для тысяч и тысяч комаров, а ноздри, губы и глаза были покрыты сплошной серовато-рубиновой сосущей массой.
Если и было на всем свете что-то, способное тронуть суровую и нелюдимую душу нашего лесника, то лишь страдания могучего животного. Он опустился на колени перед умирающем лосем и обтер рукавом копошащуюся массу с его морды. Помочь лесному великану было уже ничем нельзя. Глаза лося вытекли, и мозг торчал наружу. Словно почувствовав грубоватую человеческую ласку, лось вдруг издал глубокий вздох, все конечности его задрожали в последней судороге... и он затих.
Петр Ильич поднялся на ноги и, повернувшись, пошел в обратном направлении по следу раненного животного. Он должен был знать, что произошло там, в чаще леса.
По пути странное наблюдал Петр Ильич: тут и там валялись тушки мелких зверей, облепленные комаром. А потому, хотя и спокойно было в лесу и гнус зудел в меру, на душе у Петра Ильича было тревожно...
След вел в сторону болота. Постепенно почва под ногами стала влажной, ноги глубоко продавливали ее — и тут же следы наполнялись водой. Дуб, липа, осокорь исчезли, сменившись березником и осинником с кустами жимолости и боярышника, затем пошла одна ольха да тальник, проросший мелким камышом, лишь кое-где попадались кривые березки, но скоро и вовсе пропала всякая древесная растительность. Потянулось болото, сплошные кочки, заволошенные чемерикой, купавкой и трилистником. По сторонам появились озерца заболоченной воды, в некоторых проглядывали чистые круглые окошки, отражая небо...
У начала гиблой топи, как форпост, торчал невысокий, поросший сосной холм. Петр Ильич начал подниматься на него, и еще издали его чуткое ухо уловило низкое, басовое гудение... Как будто гудели провода высоковольтной передачи...
На крутом склоне он остановился и задумчиво поглядел на клонящееся к западу солнце и на длинные тени, протянувшиеся ему навстречу от двух сосен на вершине холма. Конечно, ему и раньше доводилось ночевать в лесу, эка невидаль, но теперь что-то тревожило его... Пожалуй, он еще дойдет до тех сосен, а там... посмотрим. Приняв такое решение, он начал быстро подниматься. Он еще не знал, что именно это решение и спасло ему жизнь.
Поднявшись на вершину холма, Петр Ильич не поверил своим глазам. Болото, простиравшееся от холма до леса на том берегу, было подернуто серым колеблющимся дымом. И таким же дымом был охвачен весь лес по ту сторону болота. Странный это был дым... Он вздымался и опадал размытыми глыбами, он закручивался неожиданными водоворотами, он взблескивал прозрачными золотыми крылышками в лучах закатного солнца, и он гудел, гудел, гудел...
Это гудение становилось все напряженнее, а суета внутри комариной тучи все суматошнее и беспорядочнее; и вдруг, когда возбуждение в ней достигло своего апогея, словно повинуясь незримому сигналу, вся туча разом поднялась, взревела и ринулась вперед.
Впоследствии Петр Ильич, человек и без того косноязычный, а тут и вовсе начавший как будто немножечко путаться, удивленно крутя головой, с необыкновенным для него красноречием рассказывал: «Будто что подтолкнуло меня, ну; будто сила какая, ну, говорю; а только гляжу, а промеж ног у меня сук сосновый, ну; а что-как убей не помню».
Опомнился он, уже сидя на нижнем суку сосны, крепко обнявшись с ее шершавым стволом. Дрожа как в лихорадке, смотрел он, как огромная серая комариная туча надвигается на холм, охватывает его с обеих сторон словно бы двумя рукавами и, опять слившись в один могучий поток, устремляется дальше в лес.
Когда через несколько дней его отдирали от сосны сотрудники МЧС, спущенные с вертолета на веревках, он был страшен: щеки ввалились и поросли черной щетиной, глаза блестели, а скрюченные пальцы вцепились в ствол сосны так крепко, что оторвать их смогли только вместе с корой.
Комариная туча двигалась мимо Петра Ильича несколько суток, и направлялась она в сторону города К...



 
< Пред.   След. >