Зомби среди нас
Главная
О сверхестественном
Галерея картинок
SMS-Астрология
sl посмотреть
illust043.jpg
sp
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг TOP100 etop.ru - эротический рейтинг
lf
sp
lf

купить дарсонваль недорого А впоследствии и был разработан портативный чудо- аппарат Дарсонваль. Применение дарсонваля в домашних условиях, позволило получать салонные косметические процедуры не выходя из дома. Приобретение дарсонваля, судя по отзывам многочисленных покупателей, позволило сэкономить немалые суммы для семейного бюджета.
Завтра я должна умереть. Константин Ситников
Оглавление
Завтра я должна умереть. Константин Ситников
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Image


(Из цикла «Записки о Зигмунде Фрейде»)
Зигмунд Фрейд лежал в соломенном кресле-качалке на лужайке перед замком, без сюртука, в одной сорочке, жилетке и серых панталонах, накинув белый носовой платок на лицо, сцепив руки на груди и вытянув скрещенные ноги. Свежий номер «Таймс» выпал у него из рук, он был развернут на заметке об итогах ежегодного фестиваля садоводства и ландшафтной архитектуры. Денек выдался на удивление теплый, располагающий к лени, особенно в это послеобеденное время, когда в желудках покоится изрядная порция отварного цыпленка, котлет из оленины а-ля Реформ и сыра канапе. Я примостился у ног Фрейда, бросив на коротко постриженную траву летнее пальто, и с удовольствием наблюдал, как молодой лорд Палмерстон гарцует на своем гнедом жеребце по присыпанной красным песком дорожке. Легавые — два желто-пегих английских сеттера — с высунутыми языками носились взад и вперед по лужайке, швыряя в стороны комья земли и пучки травы и вообще стараясь всячески проявить свою радость и благодарность по поводу прогулки, благосклонного внимания хозяина и пригожего дня, каковой они, без всякого сомнения, также приписывали благосклонности хозяина.

Image Глядя на то, с какой беззаботностью молодой лорд резвится со своими любимцами, я подумал: неужели его совсем не огорчил вчерашний провал на фестивале? А ведь он честолюбив... очень честолюбив... Хотя и, с чисто английской сдержанностью, предпочитает не выказывать этого. И еще я — в который уж раз — не мог не подивиться тому, как порой причудливо складываются обстоятельства нашей жизни. Казалось бы, что общего может быть между недоучившимся студентом Московского университета, венским психиатром и молодым английским лордом? А вот поди же... Давно известно, всем заправляет Великий Случай. Только благодаря счастливой случайности я встретился с Фрейдом и стал его личным секретарем. Случайно одна из последних работ Фрейда по истерии попалась на глаза лорду Палмерстону, и случайно он узнал, что ее автор находится сейчас в Лондоне. И вот уже четвертый день мы катаемся на лошадях, валяемся на травке и вообще с завидным усердием предаемся благословенному ничегонеделанию.
Фрейд всхрапнул и почмокал губами под носовым платком. На секунду я отвлекся на него, а когда снова взглянул на лорда Палмерстона, то увидел, что со стороны замка к нему спешит человек с пышными бакенбардами; я сразу узнал в нем приказчика. Под мышкой он сжимал большую белую книгу. Лорд Палмерстон придержал жеребца и теперь поджидал его. Поравнявшись с хозяином, приказчик принялся о чем-то торопливо докладывать, после чего лорд Палмерстон кивнул и направил жеребца к замку. Приказчик рысцой побежал за ним. Спрыгнув на землю, лорд препоручил жеребца груму, распорядился насчет собак и направился к нам. На нем была красная курточка, жокейская шапочка, белые лосины и высокие сапоги с блестящими голенищами, в руке тонкий черный хлыстик. Запыхавшийся приказчик с большой книгой, которая так и норовила вывалиться у него из-под мышки, поспешал следом.
— Прекрасный денек, джентльмены, не правда ли? — сказал лорд Палмерстон сочным баритоном отменно здорового человека.
Я поднялся при его приближении и отряхнул пальто.
Фрейд заворочался, снял с лица платок и прикрыл усы ладонью. Взгляд у него на мгновение сделался совсем осоловелый. Он пробормотал что-то по-немецки и попытался выбраться из своего продавленного ложа.
Лорд Палмерстон, опускаясь в пустое кресло напротив и вытягивая ноги, продолжал:
— Такой денек просто должен был ознаменоваться каким-нибудь приключением, вы не находите?
Солнце играло в его черных до белизны голенищах, и на них больно было смотреть.
Фрейд вытащил из внутреннего кармашка пальто недокуренную сигару и, вешая пальто обратно на спинку кресла, взглянул на лорда с любопытством.
— Вы сказали: должен был? Означает ли это, что он уже им ознаменовался?
Лорд Палмерстон кивнул.
— Тогда расскажите нам об этом приключении.
— Оно еще не закончилось. Собственно, для нас оно еще и не началось. Если хотите, я расскажу вам об этом маленьком приключении, и мы сообща решим, стоит ли нам в него пускаться. Согласны?
— Рассказывайте!
— Доставьте нам такое удовольствие.
Лорд Палмерстон устроился в кресле поудобней и приступил к рассказу:
— Вы знаете, джентльмены, что в Лондоне у меня есть цветочный магазин, в котором работает старичок, прекрасно разбирающийся в цветах.
— Было бы удивительно, если бы вы наняли человека, который в них не разбирается, — не удержался от замечания Фрейд.
— Вы абсолютно правы, — согласился лорд Палмерстон. — Но это не просто человек, который прекрасно разбирается в цветах, — это человек, который прекрасно разбирается в цветах и во всем, что с ними так или иначе связано.
— Это имеет какое-то отношение к вашей истории?
— Самое непосредственное.
— Итак, — заключил Фрейд, выпуская из усов струю дыма, — нам предстоит услышать историю о старичке, который торгует цветами.
— И о том странном посетителе, который появился в магазине два дня назад. Одет он был во все черное, и на самый его лоб была надвинута широкополая шляпа, из-под которой лихорадочно поблескивали черные глаза. Держался он с достоинством, и все выказывало в нем джентльмена. «Моя жена очень больна, — сказал он. — Она попросила меня купить ей корзинку цветов.» — «Каких желаете, сэр?» — обратился к нему Уильямсон.
— Значит, этого старичка, торгующего цветами, зовут Уильямсон? — вставил Фрейд.
— Совершенно верно, — подтвердил лорд Палмерстон и продолжал: — В ответ посетитель оттянул перчатку, взглянул на вложенную в нее записку и прочитал по ней: олеандр, тамариск, амариллис и можжевельник. Странный набор, джентльмены, не правда ли?
— Я ничего не понимаю в растениях, — пожал плечами Фрейд.
— Вам эти названия тоже ничего не говорят, господин Смирноу? — обратился ко мне лорд Палмерстон.
— Боюсь, что нет, сэр.
Лорд Палмерстон удовлетворенно кивнул и продолжал:
— «Это очень необычный заказ, сэр, — заметил Уильямсон, пристально глядя посетителю в глаза, затененные полой шляпы. — Вам повезло, что вы заглянули именно в наш магазин.» — «Да, — кивнул посетитель, — моя жена пожелала, чтобы я спросил эти цветы именно у лорда Палмерстона. Только там поймут мою причуду, так она сказала.» — «Простите, сэр, — сказал Уильямсон, — это, разумеется, не мое дело, но не могли бы вы удовлетворить мое любопытство: что натолкнуло вашу жену на столь необычный выбор? Видите ли, я уже десять лет торгую цветами и за все это время ни разу не встречался с подобным заказом.» — «Я с удовольствием удовлетворил бы ваше любопытство, — ответил посетитель, — но, поверьте, я и сам не знаю, что заставило ее выбрать именно эти цветы. Честно говоря, я понятия не имел, что ее выбор необычен.» — «Тогда, сэр, — решительно сказал Уильямсон, — позвольте мне дополнить вашу покупку еще одним скромным букетиком за счет заведения.» — Он сунул в корзинку букетик анютиных глазок и лен, посетитель расплатился и вышел из магазина.
— Вот как? — сказал Фрейд. — Признаться, я ничего не понял из вашего рассказа. Надеюсь, у этой истории есть продолжение?
— Да, и вы его сейчас услышите.
— В противном случае я был бы очень разочарован.
— А вы, господин Смирноу?
— Признаться, сэр, я понял еще меньше. Но раз вы говорите, что будет продолжение, то я предпочел бы сначала выслушать его...
— В таком случае, джентльмены, я продолжаю. Весь вечер Уильямсон провелкак на иголках. На другое утро он ни свет ни заря был уже в магазине. И вот, представьте себе, в то же самое время, минута в минуту, колокольчик над дверью звякнул, и в магазин вошел странный посетитель. «Я ждал вас, сэр, — встретил его Уильямсон с необъяснимой суровостью в голосе. — Уверен, ваша жена прислала вас с новым необычным заказом.» — Посетитель вздрогнул и пристально посмотрел на Уильямсона, но наткнулся лишь на еще более суровый вид. — «Да, она прислала меня с новым заказом, — наконец произнес он. — Более того, она попросила меня отблагодарить вас за вашу доброту. Вот несколько шиллингов, и пусть этот славный букетик полевых колокольчиков и вики украшает не стены цветочного магазина, а стены вашего собственного жилища.» — «Сэр, — взволнованно сказал Уильямсон, — ваша жена сама выбрала эти цветы для меня?» — «Да, это ее выбор. А теперь позвольте мне перейти к заказу. — И, как и в прошлый раз, оттянув перчатку, он прочитал: — Гвоздика садовая, шафран луговой, цветущая ветка дикой яблони, французские бархатцы, терн, скабиоза пурпурная и речная ива.» — «Я так и думал, — сказал Уильямсон. — К сожалению, сэр, я не могу предложить вам дикой яблони и речной ивы — их нет в нашем магазине. Вместо них извольте передать вашей жене вот это». — И он добавил к заказу одну, ровно одну китайскую астру и веточку белой омелы.
— Не очень-то он церемонится с покупателями, этот ваш Уильямсон, — заметил Фрейд, стряхивая пепел на панталоны. — Это может пагубно сказаться на вашей репутации.
— Когда вы узнаете все обстоятельства дела, вы поймете, что у него были на то веские основания, — возразил лорд Палмерстон.
— Тогда я хотел бы узнать эти обстоятельства. Ведь ваша история еще не закончилась?
— Отнюдь. Но она уже подходит к концу. Сегодня наш странный посетитель заявился снова — в последний раз. «Завтра я увожу свою жену далеко, очень далеко, — сказал он. — На прощанье она попросила меня, чтобы я принес ей последний букет. Но прежде...» — «Прежде, сэр?» — «Вот еще несколько шиллингов, купите себе или своей жене, если она у вас есть, одну розу и букетик фиалок.» — «Простите, сэр, какого цвета должна быть роза?» — «Бледно-розовая. А фиалка обязательно должна быть дамской. Таково желание моей жены». — «А что она заказала для самой себя?» — «Мандрагору, ладанник, вьюнок малый и мать-и-мачеху» — Услыхав это, Уильямсон побледнел и задрожал как в лихорадке. — «Простите, сэр, но я не могу выполнить ваш заказ. К сожалению, в магазине сейчас нет этих цветов. Если вы согласитесь подождать до завтра...» — «Нет, — сказал посетитель. — Я же сказал, что увожу ее навсегда. Завтра цветы ей уже не понадобятся.» — «Тогда позвольте, я бесплатно дам вам другие цветы. Уверен, ваша жена не будет возражать против такой замены». — И он протянул посетителю роскошную корзинку с глициниями и французскими розами. Больше он его не видел. Ну, что вы на это скажете, джентльмены?


 
< Пред.   След. >