Зомби среди нас
Главная
О сверхестественном
Галерея картинок
SMS-Астрология
sl
illust172.jpg
sp
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг TOP100 etop.ru - эротический рейтинг
lf
sp
lf
Установка сантехнічних приладів в Полтаві
Вувер. Константин Ситников
Оглавление
Вувер. Константин Ситников
Страница 2
Страница 3
Хотел было возразить князь Пурла могучему Азырену: как же так? Ведь он своими руками похоронил ее!
Но тут заговорил сам Киямат торо, и голос его был ужасен и оглушителен, как камнепад:
— Слушай меня, смертный! Долго утомлял ты мой слух. Если ты задержишься здесь хотя бы еще на одно мгновение, я сожру твою душу!
Даже могучий Азырен вздрогнул от этой угрозы и поспешил исчезнуть подобру-поздорову.
Курык кугу енг схватил князя Пурлу на руки и бросился с ним вниз. У подножия горы он поставил князя на землю и, отдышавшись, сказал: «Возвращайся, князь, наверх; лучше тебе здесь не задерживаться. Прощай, желаю тебе удачи!» Поблагодарил его князь за помощь и поплелся обратно, голову опустил.
Вдруг слышит: копыта постукивают. Поднял голову, видит: плетется ему навстречу дохлая кляча с вытекшими глазами, а на кляче, спиной к голове, сидит голая старуха. Тощая — страх! Князь сразу догадался, что это — овда, ведьма. Овды всячески стараются навредить людям: то тайком выгоняют лошадей из стойла и катаются на них всю ночь напролет, доводя до изнеможения; то защекочивают женщин до смерти...
Когда слепая кляча поравнялась с князем и сидевшая задом-наперед овда заметила чужеземца, князь Пурла низко поклонился ей и поздоровался вежливо. А сам дивится — никогда еще овды своими глазами не видел. Это была древняя морщинистая старуха с седыми растрепанными космами и тощими, длинными грудями, перекинутыми крест-накрест через костистые плечи. У нее были серые десны и единственный зуб сверху.
— Далеко ли собрался, молодец? — прошамкала она.
— Так и так, добрая женщина, — отвечает князь, — пришел я с того света искать свою младшую сестру. Дошел до самого Киямат торо, говорил с могучим Азыреном — никто не видал моей Пампалче. Может быть, ты что-нибудь о ней знаешь?
— Нет, ничего не знаю... А вот нет ли у тебя с собой чего-нибудь поесть? Проголодалась я что-то...
— Как не быть, есть, добрая женщина, — отвечает князь и достает из сумы конскую колбасу каж.
Увидала овда колбасу, вся аж затряслась от жадности. Схватила ее кривыми пальцами и проглотила. А потом и говорит:
— Сама я ничего не слышала о твоей Пампалче. Но могу порасспросить о ней у злых духов ия. Они пронырливые — в самую узкую щелочку пролазят, все знают.
И добавила овда:
— Никому я не помогала, князь Пурла, но тебе помогу. Еще ни одна душа — ни живая, ни мертвая — не называл меня доброй женщиной и не угощал такой вкусной колбасой, ты первый.
Тут свистнула овда оглушительно, слетелись к ней со всех сторон злые духи ия, начала она их расспрашивать о Пампалче.
— Знаем, — отвечают злые духи ия, — знаем мы, что случилось с прекрасной Пампалче. Не умерла она — живьем ее похоронили. Душа ее при теле осталась, потому никто здесь о ней и не слыхал.
— Живьем?! — вскричал князь. — Как же это могло случиться?
— Страшный колдун, вувер, навел на нее порчу. Прокрался он ночью в горницу твоей сестры и сунул незаметно в ее косу ржавую булавку. От этого она словно бы умерла, а на самом деле — уснула крепким сном. Все это тот вувер сделал. Да, князь, ужасный вувер. При жизни он был недобрым человеком: хитрым, жадным и завистливым. А как умер, то не успокоился, а превратился в вувера, стал выходить по ночам из могилы и вредить людям. Ты ведь знаешь, что колдуны не подвластны Киямат торо. Однажды ночью зашел он и на твой двор. Увидел спящую Пампалче. Объяла его похоть, и решил он забрать твою сестру к себе. Наслал на нее порчу, чтобы уснула она — будто умерла. Вы ее похоронили, а ему только того и надо. Теперь он к ней подбирается: третью ночь роет под землей ход от своей могилы к ее могиле. Торопись, князь! Совсем близко подобрался он к твоей сестре. Уже только сосновые доски отделяют ее от вувера. Как только перегрызет он эти доски зубами, так и схватит ее — тогда уже не вернешь ты свою Пампалче. Торопись!
— Но что же мне делать? — вскричал князь Пурла.
— Возвращайся наверх, выкопай свою сестру — и вытащи из ее косы ржавую булавку. Тут же твоя сестра и очнется. Но спеши, спеши, князь: близко подобрался вувер к твоей сестре, вот-вот прогрызет дубовые доски и схватит ее за девичью косу!
Ничего не ответил князь Пурла, торопливо поклонился старой овде и со всех ног бросился обратно. Взбежал по каменным ступеням наверх, взобрался по внутренней стороне дуба и выскочил из дупла — в кереметь. Железная дверь в потусторонний мир с лязгом захлопнулась за ним.
За то время, что князь провел под землей, карты только и успели сварить похлебку из конины. Когда князь выскочил из дупла священного дуба, они сидели полукругом возле большого котла, собираясь приступить к священной трапезе.
Увидев князя, младшие карты вскочили со своих мест, окружили его со всех сторон, принялись расспрашивать наперебой: что да как? Только старший карт, седой старец, остался сидеть у костра.
Направился князь прямо к нему:
— Так и так, — говорит, — видел я могучего Азырена, видел и самого Киямат торо, но никто из них не слыхал о моей сестре. Так бы я и вернулся ни с чем, да помогла мне старая овда и злые духи ия. Страшный вувер заколдовал серебряную Пампалче, и теперь подбирается он к ней, чтобы утащить ее к себе. Не время теперь, отец, начинать священную трапезу. Уже темнеет, и если мы не поторопимся, то скоро будет поздно!
Тогда поднялся старший карт на ноги, кивнул князю, и пошли они на левый берег реки, к свежей могиле.
Раскопали они сухие пески, вынули верхние дубовые доски, откинули белое полотно, глядят, а прекрасная Пампалче, какой была, такой и осталась, даже румянец с ее щек не исчез. Правду сказали злые духи ия: живая она была!
Поднял ее князь из могилы, распустил ей волосы и нашел в них крошечную булавку из ржавого железа. Вынул ее князь Пурла и сломал в пальцах. Тут же вздохнула прекрасная Пампалче полной грудью, открыла свои глаза: «Как долго я спала!» — говорит.
А князь вырвал из могилы нижние сосновые доски, смотрит, а под ними вувер корячится — совсем близко подобрался, уже начал зубами в доски вгрызаться. Схватил его князь Пурла за плечи и перевернул на живот. Вздрогнул вувер, закричал страшным голосом и разложился в одно мгновение лишь зловонная куча осталась! Только так и можно обезвредить вувера перевернуть его на живот, чтобы лишить колдовской силы.
Забросал князь опустевшую могилу песком и воткнул в нее осиновый кол, чтобы уже никогда не поднялся из нее злобный вувер.
С тех пор зажили князь Пурла и его сестра серебряная Пампалче тихо и счастливо, и ни один вувер не смел тревожить их до самой смерти.


 
< Пред.   След. >