Зомби среди нас
Главная
О сверхестественном
Галерея картинок
SMS-Астрология
sl
illust181.jpg
sp
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг TOP100 etop.ru - эротический рейтинг
lf
sp
lf

Стеллажи и шкафы для книг Выбор материалов для изготовления книжных стеллажей очень широк (к примеру, стекло, металл, пластик, дерево различных пород и др. ). Кроме того, современные книжные стеллажи являются украшением интерьера, а не только хранилищем книг. Стеллаж может обладать различной конструкцией, то есть при это использоваться для хранения книг, дисков, в качестве подставки для цветов и пр. Сама стеллажная конструкция лишена «тяжёлого» фасада, не скрадывает пространство, а выглядит ажурной и лёгкой...
Вувер. Константин Ситников
Оглавление
Вувер. Константин Ситников
Страница 2
Страница 3
Кереметь располагалась в священной роще на речном берегу и была обнесена высоким частоколом с заостренными концами. Внутрь нее вели три прохода: с западной стороны заходили и выходили молельщики, с восточной приводили жертвенный скот, а с полуденной приносили воду.
Молча вошли они в кереметь. Князь встал в сторонке, а карты принялись раскладывать посередине огороженного пространства большой костер из березовых поленьев и вокруг него, полукружием, — еще шесть костров, поменьше. В это время старший карт вышел через восточный проход и вскоре вернулся, ведя за собой белого жеребенка. Жеребенок был еще совсем молоденький, с большой лосиной мордой и тонкими, негнущимися ногами. Привязав его к священному дубу, старший карт достал из деревянных ножен, висевших у него на боку, железный нож с костяной рукояткой, обмотанной у лезвия тонкой серебряной проволокой, и, обратившись на восток, громко проговорил: «О великий бог Кугу юмо! Прими в дар этого молодого жеребенка в знак нашего уважения и почтения к тебе. Не давай нас в обиду злым духам, но оберегай нас от них, добрый бог! Порыж юмо, юмо, перегыже!» Младшие карты, слушая его, согласно кивали головами и тихонько постукивали железными ножами о топоры, чтобы отогнать злых духов. Только князь стоял неподвижно с сумрачным взглядом и сведенными у переносицы густыми бровями.
Закончив молитву, старший карт приподнял жеребенку морду и одним сильным движением перерезал ему горло, обагрив белую шерсть свежей кровью. Один из младших картов торопливо подставил под рану глубокую глиняную мису с крупой, и она быстро наполнилась до краев темной кровью. Мису тут же унесли, чтобы приготовить священное кушание — сокта. Когда закланный жеребенок перестал подергиваться в судорогах, старший карт принялся освежевывать тушу, ловко орудуя своим ножом. Он содрал с жеребенка шкуру, пересек ему сухожилия, отделив горячее мясо от костей, и разложил все это на три части: шкуру и завернутые в нее кости — в одну кучку, распластанное на полоски мясо вместе с головой — в другую, дымящиеся внутренности — в третью. Затем отхватил крошечные кусочки от сердца и печени и бросил их в большой костер. Туда же положил шкуру со всеми костями. Пока он делал это, двое младших картов внесли через полуденный вход котел, наполненный речной водой. В него бросили все мясо и вычищенные внутренности, а также голову жеребенка, после чего котел повесили над большим костром, от которого уже исходил приятный запах паленой шерсти и жженых костей.
Старший карт поднял обе руки над головой и воскликнул:
— О великий бог Кугу юмо! О бог вселенной Туня юмо! Бог солнца Кэцэ юмо! Бог грома Кудырчо юмо! Бог молнии Волгынчо юмо! Повелитель ветров Мардеж он кугу юмо! Владыка тумана Тютыра кугу юмо! Заклинаю вас силами святого ю! Отворите дверь в преисподнюю для князя Пурла!
Вдруг потемнело, ударил порывистый ветер, налетели черные тучи, полыхнула молния. Грянул гром, да такой сильный, что казалось, все небо раскололось на части. Тысячелетний дуб дрогнул, из его глубины послышался ржавый скрип — пронзительно-визгливый, как будто отворялась дверь в подземелье.
— Скорее, князь! — крикнул старик. — Дверь открыта!
Князь Пурла бросился к дубу, ловко вскарабкался по его корявой коре и нырнул в широкое дупло. Трухлявая сердцевина древнего дерева провалилась под ним, упал князь в глубокое каменное подземелье, а когда поднялся на ноги, да отряхнулся, да огляделся вокруг, то увидел, что в дальней стене этого подземелья есть проход с полукруглой аркой и железной дверью. За дверью — лестница с крутыми ступенями. Поспешил князь по этой лестнице и вскоре оказался в подземном княжестве — на том свете!
На том свете такой же мир, только темный. Никогда не светит там солнце, лишь с низкого каменного свода струится тусклое пепельное сияние. Оттого и стоят там вечные сумерки, как наверху — в осенний день.
Пошел князь вперед. Видит, стоит роща, а в ней какие-то люди работают: рубят деревья и отвозят их на телегах. Подошел к ним князь, спрашивает:
— Что вы за люди и для чего лес рубите?
Отвечают они ему:
— Мы таргылтыше, заложные покойники. А лес рубим на дрова, чтобы топить ими серные котлы, в которых грешники варятся. А ты кто таков, живой человек, и зачем в преисподнюю пожаловал?
— Я князь Пурла, ищу свою сестру Пампалче. Не слыхали ли вы о ней?
— Нет, не слыхали. Ступай к подземному владыке Киямат торо, он всех своих подданных знает.
— Как же мне к нему пройти?
— Держи еще дальше на полночь, придешь к высокой черной горе, на ее вершине и сидит великий Киямат торо.
Поблагодарил их князь Пурла и пошел, куда они показали.
Приходит он к высокой черной горе, а гора крутая, с какой стороны ни подступишься — нельзя взобраться, даже уцепиться не за что. Слышит князь, земля под ним задрожала, — спускается с горы курык кугу енг, большой горный человек. Заметил он князя, наклонился над ним:
— Ты что за муха? — говорит. — Чуть я тебя не раздавил!
— Я князь Пурла, ищу свою сестру Пампалче. Не слыхал ли ты о ней?
— Нет, не слыхал. Тебе нужно идти к Киямат торо. Если хочешь, отнесу тебя на вершину.
— Сделай милость, — отвечает князь.
Подхватил его курык кугу енг, посадил себе на плечо и зашагал наверх — только скалы под его босыми ногами колеблются.
Поднялись они на самую вершину черной горы. На вершине сидит владыка преисподней Киямат торо. Страшный: весь будто каменный, изо рта красное пламя вырывается.
Опустил курык кугу енг князя на землю, сам в сторонку отошел, ждет, что дальше будет.
Обратился князь Пурла к подземному владыке:
— О великий Киямат торо! Прости, что решился потревожить твой покой. Пришел я с того света, ищу свою сестру, серебряную Пампалче. Позволь мне увидеться с нею, о повелитель мертвых!
Повернул Киямат торо свою каменную голову на каменной шее, посмотрел на князя безразлично, ничего не сказал, только пальцами щелкнул. Тут же возник перед ним высокий чернобородый мужчина с кинжалом на боку, склонился почтительно.
— Это сам Азырен, вестник смерти, — шепнул князю курык кугу енг. Будь с ним поосторожней.
— Что угодно тебе, повелитель? — спросил могучий Азырен у Киямат торо.
Киямат торо молча указал пальцем на князя, и могучий Азырен неприветливо спросил у князя Пурлы:
— Чего ты хочешь, смертный, от бессмертных?
Повторил князь свою просьбу:
— Хочу увидеться с покойной своей сестрой, серебряной Пампалче.
— Серебряная Пампалче? — переспросил могучий Азырен. — Никогда не слышал о такой. Я всех мертвых знаю наперечет, нет среди них твоей сестры. Напрасно ты сюда пришел, человек.

 
< Пред.   След. >